Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Dr.Alban: alegribov.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 309488 зарегистрирован более 1 года назад

Dr.Alban

он же Грибов Алексей Александрович по 29-05-2013
он же alegribov по 28-11-2011
настоящее имя:
Алексей Александрович Грибов
популярность:
20351 место -9↓
рейтинг 756 ?
Портрет заполнен на 93%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 0

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Практика: Ограничение конкуренции...

  04.12.2011 в 20:14   53  

Практика: Ограничение конкуренции в гражданско-правовых спорах

В информационном письме № 127 от 25.11.2008 президиум ВАС РФ дал четкие указания о том, что злоупотребление правом может быть основанием для признания сделки недействительной (п. 9). При этом такие сделки являются ничтожными.

В указанном информационном письме президиум ВАС РФ ничего не сказал о том, влечет ли ограничение сделкой конкуренции ее недействительность или нет. Ведь в силу п. 1 ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом и ограничение конкуренции — это самостоятельные пределы осуществления гражданских прав.

Ответ на этот вопрос был дан президиумом ВАС РФ в постановлении от 12.07.2011 № 18484/10, в котором президиум ВАС РФ сказал, что ничтожна сделка, которая нарушает п. 1 ст. 10 ГК РФ. Как было сказано выше, этот пункт говорит и о злоупотреблении правом, и об ограничении конкуренции.

При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что президиум подчеркнул, что сделка, нарушающая запрет ограничивать конкуренцию, является ничтожной.

Поскольку сделка, нарушающая запрет ограничивать конкуренцию при осуществлении гражданских прав, является ничтожной, постольку ссылаться на ее недействительность может любое заинтересованное лицо. Более того, для принятия судом доводов о недействительности такой сделки не требуется предварительное установление об этом в судебном порядке. Иными словами, ссылаться на недействительность такой сделки можно при рассмотрении другого дела. Например, ответчик может заявить о недействительности сделки при рассмотрении судом предъявленного к нему иска об исполнении обязанностей по данной сделке. Кроме того, для того чтобы ссылаться на недействительность сделки, которой была ограничена конкуренция, совершенно необязательно быть стороной этой сделки. При доказанности своей заинтересованности такой иск может быть предъявлен также лицом, не являющимся стороной сделки.

Поскольку ВАС РФ признал, что ограничение конкуренции является гражданско-правовым правонарушением, порочащим сделку, обращаться в ФАС для установления факта ограничения конкуренции нет необходимости. Заинтересованные лица могут ссылаться на ограничение сделкой конкуренции и без обращения в ФАС.

На основании указанных позиций ВАС РФ уже начинает формироваться судебная практика арбитражных судов округов. Так, ФАС Северо-Кавказского округа при рассмотрении дела № А53-26703/10 установил следующие обстоятельства. Между банком и заемщиком был заключен кредитный договор, в котором среди прочих содержалось положение о том, что заемщик обязуется поддерживать обороты по своим счетам в банке-кредиторе в размере не менее 80% от совокупных оборотов в других банках. Сочтя, что это положение нарушает запрет ограничивать сделкой конкуренцию, заемщик утверждал в арбитражном суде, что это положение противоречит закону, а потому является недействительным. Суд согласился с позицией заемщика, сочтя, что оспоренным положением ограничена конкуренция, поскольку заемщик оказался ограниченным в своих возможностях устанавливать договорные отношения с другими банками. На этом основании указанные пункты договора были признаны ничтожными.

Более того, президиум ВАС в своей практике пошел еще дальше в оценке гражданско-правового значения такой категории, как ограничение конкуренции. В постановлении № 16970/10 от 14.06.2011 президиум сделал вывод о том, что запреты злоупотреблять гражданскими правами и ограничивать конкуренцию являются общепризнанными принципами права. Иными словами, запрет ограничивать конкуренцию при осуществлении гражданских прав превратился в общеправовой принцип, на котором строится вся правовая система нашей страны. Этот вывод ВАС РФ создает, как мне кажется, предпосылки для того, чтобы включить запрет на ограничение конкуренции при осуществлении гражданских прав в понятие публичного порядка РФ. Если это произойдет, а сейчас для этого созданы все предпосылки, то на ограничение конкуренции можно будет ссылаться как на основание для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного или арбитражного решения.

В контексте рассматриваемой проблемы следует обратить внимание на следующее. Закон о защите конкуренции в ряде случаев различает понятия «ограничение», «устранение» и «недопущение» конкуренции (см., например, ч. 1 ст. 10 закона). В других же случаях этот закон говорит только об ограничении конкуренции. Например, запрещаются соглашения и согласованные действия, если их результатом является или может являться ограничение конкуренции (ч. 2 ст. 11 закона). Учитывая, что и устранение конкуренции, и недопущение конкуренции отвечают признакам ограничения конкуренции, установленным в п. 17 ст. 4 закона о защите конкуренции, следует прийти к выводу о том, что устранение конкуренции и недопущение конкуренции являются частными случаями ее ограничения. Стало быть, понятие ограничение конкуренции в смысле закона о защите конкуренции имеет два значения: общее и специальное. В общем значении ограничение конкуренции вбирает в себя ограничение конкуренции в специальном значении, а также устранение и недопущение конкуренции. В специальном значении ограничение конкуренции представляет собой действия или соглашения, в результате которых конкуренция не устраняется вовсе и не создаются препятствия к появлению конкуренции на рынке, а уже имеющееся состояние конкуренции ограничивается, т. е. становится менее конкурентным.

Отсюда логичен вывод о том, что п. 1 ст. 10 ГК РФ употребляет термин «ограничение конкуренции» в описанном выше общем значении, подразумевая под этим, что не только собственно ограничение конкуренции, но и ее устранение и недопущение могут быть основаниями для признания сделки недействительной.

Подытоживая, сделаем следующие выводы.

1. Если суд установит, что сторона гражданского правоотношения ограничила конкуренцию в процессе осуществления своего гражданского права, то либо само гражданское правоотношение, либо действие, в котором выразилось ограничение конкуренции, может быть признано судом не имеющим правового значения с момента возникновения правоотношения или совершения действия.

2. Если речь идет о сделке, то сделка, которой ограничена конкуренция, является по общему правилу ничтожной. Закон может установить исключение из этого правила, признав такую сделку оспоримой. Это имеет место, например, в ч. 4 ст. 17 закона о защите конкуренции, которая говорит о том, что если ограничение конкуренции имело место в процессе организации или проведения торгов, то такие торги и сделки, заключенные по итогам их проведения, могут быть признаны недействительными, в том числе по иску ФАС. То есть рассматриваемые положения закона о защите конкуренции устанавливают оспоримость сделки. Такое же значение имеет и ч. 8 ст. 18 закона о защите конкуренции, которая говорит о возможности оспаривания в суде сделки по выбору финансовой организации, если в процессе такого выбора была ограничена конкуренция.

3. Ограничение конкуренции в п. 1 ст. 10 ГК РФ вбирает в себя также действия по недопущению и устранению конкуренции.


www.vedomosti.ru/newspaper/a...opravovyh_spora