Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Dr.Alban: alegribov.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 309488 зарегистрирован более 1 года назад

Dr.Alban

он же Грибов Алексей Александрович по 29-05-2013
он же alegribov по 28-11-2011
настоящее имя:
Алексей Александрович Грибов
популярность:
20312 место -5↓
рейтинг 756 ?
Портрет заполнен на 93%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 0

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ КАК ГАРАНТИ...

  15.05.2013 в 10:50   173  

ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ КАК ГАРАНТИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА
НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В СФЕРЕ ГРАЖДАНСКОЙ ЮРИСДИКЦИИ
<*>

/"Арбитражный и гражданский процесс", 2011, N 1/

Л.Л. ШАМШУРИН

--------------------------------
<*> Shamshurin L.L. Accessibility of justice as a guarantee of realization of the right to judicial protection in the sphere of civil jurisdiction.

Шамшурин Лев Леонидович, первый заместитель председателя Арбитражного суда Тамбовской области (в отставке), заслуженный юрист РСФСР, кандидат юридических наук.

В статье исследуются в историческом развитии процессуальные аспекты доступности правосудия как гарантии реализации конституционного права на судебную защиту.

Ключевые слова: право на судебную защиту, доступное правосудие, справедливое разбирательство в разумный срок, право на получение квалифицированной юридической помощи, юридические гарантии прав личности, фактическое равенство лиц, участвующих в деле, диспозитивность использования средств защиты, правила судебной процедуры.

The article in historical aspect studies the procedural aspects of accessibility of justice as a guarantee of realization of constitutional right to judicial protection.

Key words: right to judicial protection, accessible justice, just proceeding in reasonable period, right to qualified legal assistance. Legal guarantees of personal rights, actual equality of persons participating the case, dispositivity of use of means of protection, rules of judicial procedure.

Тема доступности правосудия, судебной защиты прав человека является одной из самых обсуждаемых в юридической литературе. Безусловное признание и защита естественных прав человека и гражданина, равенство всех перед законом и правосудием, надежная юридическая защищенность личности лежит в основе любого гражданского общества; доступное правосудие и справедливое разбирательство в разумный срок являются одними из его основных признаков. Без решения этих проблем невозможно полноценное обеспечение прав человека и нормальное функционирование гражданского общества.
Россия определяется Конституцией Российской Федерации как демократическое правовое социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. ст. 1, 7). Становление гражданского общества в России является магистральной и долговременной задачей, решение которой зависит от множества факторов и условий <1>, одним из которых является предоставление юридических гарантий прав личности.
--------------------------------
<1> См.: Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. Цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1996. С. 52.

Предоставляя такие гарантии, Конституция Российской Федерации установила, что нормы о правах и свободах человека и гражданина являются непосредственно действующими (ч. ч. 1 и 4 ст. 15, ст. 18), признание, соблюдение и защита прав и свобод человека является обязанностью государства, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов является судебная защита (ст. 2, ст. 45, ч. 1 ст. 46).
История развития правосудия свидетельствует о том, что проблемы его доступности в значительной мере определяются моделью судопроизводства, которая, в свою очередь, зависит от степени участия государства в регулировании общественных отношений.
Характеризуя состояние правосудия в России до Судебной реформы 1864 г., И.Е. Энгельман отмечал, что старый суд в своем устройстве и деятельности страдал такими вопиющими и общепризнанными недостатками, которые почти уничтожали значение правосудия и подрывали всякое к нему доверие <2>.
--------------------------------
<2> См.: Матузов Н.И. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 1997. С. 202.

По нашему мнению, практический интерес представляет исследование состояния правосудия в России после отмены крепостного права, поскольку в условиях деления общества на сословия, отсутствия даже формального равенства людей перед законом не представляется возможным дать характеристику объективных проблем доступности правосудия того периода.
Как отмечают исследователи, лишь с появлением систематизированного Свода законов Российской империи (в начале 1830-х годов) появилась возможность приступить к созданию основ теории (науки) гражданского процессуального права.
Судебная реформа 1864 г. дала мощный толчок развитию науки гражданского процесса. Именно в этот период начинает зарождаться "российская теория" гражданского процесса как составная часть науки гражданского процессуального права <3>. Российскими процессуалистами уделялось значительное внимание исследованию проблем доступности правосудия <4>.
--------------------------------
<3> См.: Гражданский процесс. Хрестоматия: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М.: ОАО "Издательский Дом "Городец", 2005. С. 64.
<4> См.: Духовский М.В. Русский уголовный процесс. М., 1905. Цит. по: Куцова Э.Ф. Указ. соч. С. 128; Градовский А.Д. История местного управления в России // Собр. соч. СПб., 1899. Т. 2. С. 18 - 19; Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1914. С. 144; Боровиковский А.Л. Отчет судьи. СПб., 1894. Т. 3: Дела мужичьи. С. 27; Вальденберг В. Государственные идеи Крижанича. Санкт-Петербург, 1912. С. 384 - 385. Цит. по: Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997. С. 319; Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1874. Т. 1. С. 126 - 128.

Доступность суда для населения рассматривалась как одно из существенных требований в его организации и деятельности.
Достижение свободного доступа к правосудию связывалось с решением судопроизводственных вопросов. По утверждению Е.В. Васьковского, порядок судопроизводства должен был быть таким, чтобы гражданин, нуждающийся в защите своего права, мог быстро и легко получить ее, и в то же время, чтобы суд был в состоянии без излишней затраты труда удовлетворить требования истца: "Чем короче и легче путь от предъявления иска до судебного решения, тем процесс совершеннее" <5>.
--------------------------------
<5> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1914. С. 144.

Важнейшим условием доступности правосудия считалась необходимость предоставлять в состязательном процессе юридическую помощь неграмотной, малоимущей стороне.
Особое значение придавалось стоимости судебного процесса для тяжущихся, поскольку судебные расходы считались одним из главных препятствий для доступа к правосудию. По замечанию К.И. Малышева, высокий размер судебных издержек составлял радикальный порок правосудия, способный парализовать действие самого прекрасного законодательства, преграждая частным лицам путь к защите их прав. Высокий размер судебных и гербовых пошлин, в сочетании с другими издержками процесса, затруднял, а для бедных людей вовсе преграждал путь к правосудию, отправление которого составляет прямую обязанность государства <6>.
--------------------------------
<6> См.: Малышев К.И. Указ. соч. С. 126 - 128.

Отметим злободневность указанных проблем и для нынешних времен.
В советский период развития правовой системы, в условиях следственной модели гражданского процесса, вопрос о доступности правосудия освещался, по мнению В.В. Яркова, в основном в политико-правовом аспекте. Большинство научных работ по доступности правосудия были посвящены анализу различных юридических аспектов данной проблемы, рассматривая доступность правосудия с точки зрения правил возбуждения дела, его подготовки и разбирательства. Такой подход был оправдан с позиции действовавшей в то время модели правосудия следственного характера, когда в условиях судейской активности не было особой необходимости в участии адвокатов и иных судебных представителей сторон. Недостатки же доказательственной деятельности сторон должны были восполняться судом, на который возлагалась обязанность по сбору доказательств, привлечению участников процесса и т.д. <7>
--------------------------------
<7> См.: Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург - Москва, 1999. С. 115.

В целом же следует отметить, что за дореволюционный и советский периоды истории страны был накоплен богатый опыт исследования и решения проблем доступности правосудия.
Коренные преобразования в социально-экономической сфере, изменение следственной модели гражданского процесса на состязательную в начале 90-х годов прошлого столетия определили современное понимание проблемы доступности правосудия, являющейся в настоящее время одной из важнейших тем научного обсуждения. И это не удивительно, поскольку основными задачами проводящейся в стране судебной реформы являются обеспечение доступности правосудия и повышение его качества.
Российская Федерация является полноправным членом многих международных организаций, включая Совет Европы, ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека. В силу чего в соответствии с Конституцией страны (ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. А это обязывает при исследовании проблем доступности правосудия и совершенствовании национального законодательства не ограничиваться рамками национальной правовой системы, необходимо учитывать и требования соответствующих международных правовых актов.
Рассматривая с этих позиций принятые в 2002 г. Гражданский процессуальный кодекс РФ (далее - ГПК) и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - АПК), следует отметить, как это отмечалось в литературе, переход развития российского процессуального права в его новое качественное состояние <8>, стремление обеспечить доступность правосудия, используя средства процессуального законодательства. Вместе с тем анализ процессуальных регламентов и практики их применения свидетельствует о необходимости дальнейших усилий в этом направлении.
--------------------------------
<8> См.: Ярков В. Все познается в сравнении // ЭЖ-Юрист. 2003. N 4.

Состязательный процесс предполагает равенство лиц, участвующих в деле, перед законом и судом. В литературе еще начала прошлого столетия отмечалось, что "принцип состязательности может быть полезен и целесообразен только при условии, если обе тяжущиеся стороны являются равносильными, одинаково подготовленными и умелыми противниками. Тогда суду остается только молча наблюдать их единоборство и беспристрастно решить, кто из них победил. Но если стороны не равносильны, если, например, одной является образованный человек, а другой - неграмотный крестьянин, или если одному тяжущемуся помогает адвокат, а другой тяжущийся защищается лично, будучи совершенным новичком, впервые выступающим в процессе, то принцип состязательности приведет лишь к торжеству сильного над слабым, богача над бедняком. А это противно справедливости" <9>.
--------------------------------
<9> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. 2-е изд. М., 1917. Цит. по: Гражданский процесс. Хрестоматия: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. См., например: Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005. С. 10, 13 - 29; Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: Монография. М.: Проспект, 2010. С. 136; Ярков В. Указ. соч.

Обеспечение фактического равенства сторон в процессе, учитывая низкий уровень жизни значительной части населения страны, остается актуальной проблемой и в настоящее время. Очевидно, что для обеспечения полноценного участия в состязательном процессе, реального и равного доступа к правосудию стороны нуждаются в квалифицированной юридической помощи для ведения своего дела, юридическом сопровождении. И одного конституционного закрепления права на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции) недостаточно. Очень важно, чтобы получить такую помощь могли не только те, кто может ее оплатить. Это является острейшей проблемой правосудия. Отрадно отметить, что в последнее время на уровне законодательной инициативы принимаются реальные шаги по созданию института юридической помощи малоимущим гражданам.
Другой важнейшей проблемой является перегруженность суда, без ее кардинального решения, как это представляется, в принципе невозможно обеспечить доступность правосудия, поскольку все годы судебной реформы загрузка судов, количество дел стремительно нарастали и продолжают нарастать, значительно опережая рост численности судейского корпуса.
Как представляется решение проблемы доступности правосудия в оптимизации самого судебного процесса, рационализации судопроизводства. Это досудебные процедуры разрешения, внесудебные (альтернативные) способы разрешения споров: третейское разбирательство, коммерческий арбитраж, посредничество и т.д., внутрисудебные способы урегулирования споров и конфликтов на ранней стадии, когда примирительные процедуры, переговоры между сторонами организуются судом, как это имеет место, например, в Высоком коммерческом суде Англии, где до вынесения судебного решения доходит только 20% возбужденных дел, а 80% заканчивается ранее - тем, что либо истец забирает исковое заявление, увидев, что шансов выиграть дело у него нет, либо ответчик добровольно исполняет свое обязательство, либо они находят компромиссное решение и заключают мировое соглашение с помощью суда <10>.
--------------------------------
<10> См.: Яковлев В.Ф. Стенограмма общественных слушаний по теме "Гражданское общество и судебная реформа", проведенных Советом при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека 11 - 12 февраля 2010 г. Независимый экспертно-правовой совет.

Необходима и более последовательная позиция законодателя в определении последствий нарушения сторонами требований, кающихся раскрытия доказательств на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.
Исследователи проблем доступности правосудия обычно указывают на ее комплексный характер, выделяя организационный, судоустройственный, судопроизводственный и некоторые другие аспекты <11>.
--------------------------------
<11> См., например: Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005. С. 10, 13 - 29; Жилин Г.А. Указ. соч. С. 136; Ярков В. Указ. соч.

Все эти составляющие имеют важнейшее значение для реализации права на судебную защиту, мы же в рамках настоящей статьи обратимся к некоторым аспектам процессуальной стороны вопроса.
Как справедливо заметил Г.А. Жилин, доступное правосудие по своей сути предполагает наличие такой нормативной модели судопроизводства и соответствующей ей судебной практики, которые обеспечивали бы реальную возможность всем заинтересованным лицам воспользоваться средствами судебной защиты нарушенных или неправомерно оспариваемых прав. Обычно такая возможность связывается прежде всего с таким порядком судопроизводства, который предусматривает свободный доступ к суду <12>.
--------------------------------
<12> См.: Жилин Г.А. Указ. соч. С. 139.

Применительно к правосудию по гражданским делам право на судебную защиту конкретизируется в нормах процессуального законодательства. В частности, ГПК (ст. 3) предоставляет каждому заинтересованному лицу право в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Аналогичная норма содержится и в АПК (ст. 4).
Поскольку заинтересованные лица в силу принципа диспозитивности вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими им субъективными материальными правами, фактическая реализация права на обращение за судебной защитой всегда зависит от их усмотрения.
Однако это вовсе не означает, что при свободном доступе к суду реализация права на судебную защиту возможна исключительно по произвольному усмотрению. Из права каждого на судебную защиту его прав и свобод не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются федеральным законом <13>.
--------------------------------
<13> См., например: Определение КС РФ от 22 января 2004 г. N 14-О по жалобе Королева В.А.; Определение от 23 июня 2005 г. N 228-О по жалобам Авдеева В.М. и Клюкиной В.В. // СПС "КонсультантПлюс".

Обычно обращение к судебной защите происходит тогда, когда заинтересованное лицо исчерпало собственные возможности для реализации или защиты субъективных прав. Лицо, вступившее в процесс, желая добиться положительного для себя решения, должно соблюдать установленные процессуальным регламентом правила судебной процедуры, касающиеся, в частности, определения компетентного суда, вопросов формы и содержания искового заявления, представления и исследования доказательств, участия в подготовке дела к судебному разбирательству и самом судебном разбирательстве и т.д. (ст. ст. 131, 132, гл. гл. 14, 15 ГПК, ст. ст. 125, 126, гл. гл. 14, 15, 19 АПК).
Выполнение установленных законом правил может создавать определенные трудности для участия в процессе. Однако если эти правила обусловлены значимыми целями, а возникающие в связи с этим затруднения разумны и целесообразны, не препятствуют реализации права на судебную защиту, их наличие не будет противоречить требованию доступности правосудия. В частности, несоблюдение правил обращения к суду, установленных ст. ст. 131, 132 ГПК, ст. ст. 125, 126 АПК, является основанием для оставления заявления без движения, что является гарантией реализации организациями и гражданами права на обращение в суд и одновременно укрепляет и гарантии права ответчика на судебную защиту. В то же время этот институт не препятствует доступу к правосудию, поскольку при устранении заявителем указанных судом нарушений в установленный срок заявление считается поданным в день его первоначального поступления в суд и принимается к производству суда.
В некоторых случаях законодательство устанавливает более серьезные ограничения в реализации права на судебную защиту <14>.
--------------------------------
<14> См., например: Жилин Г.А. Указ. соч. С. 140 - 141.

Процессуальная форма, таким образом, является инструментом достижения законности в правоприменительной деятельности суда, призвана обеспечить защиту действительно существующих прав тяжущихся, гарантировать вынесение законных и обоснованных решений.


/"Арбитражный и гражданский процесс", 2011, N 2/

Shamshurin L.L. Accessibility of justice as a guarantee of realization of the right to judicial protection in the sphere of civil jurisdiction.

В статье исследуются в историческом развитии процессуальные аспекты доступности правосудия как гарантии реализации конституционного права на судебную защиту.

Ключевые слова: право на судебную защиту, доступное правосудие, справедливое разбирательство в разумный срок, право на получение квалифицированной юридической помощи, юридические гарантии прав личности, фактическое равенство лиц, участвующих в деле, диспозитивность использования средств защиты, правила судебной процедуры.

In article are researched in history development procedural aspects to accessibility of the justice as warranties to realization of the constitutional right on judicial protection.

Key words: right on judicial protection, available justice, equitable hearing in responsible time, right on reception skilled legal help, legal warranties of the rights to personalities, actual equality of the persons, participating in deal, dispositivity draft on funds protection, rules of the judicial procedure.

Анализ процессуального законодательства свидетельствует о том, что законодатель установил различное нормативное регулирование права истца на обращение в суд общей юрисдикции и в арбитражный суд.
В частности, ст. 134 ГПК РФ обязывает судью отказать в принятии искового заявления (заявления) при наличии перечисленных в статье оснований. Одним из них является неподведомственность заявления суду общей юрисдикции.
АПК 1995 г. содержал аналогичное основание для отказа в принятии искового заявления (ст. 107). По данным статистики, в 2001 г. в арбитражные суды поступило 745626 исковых заявлений, отказано в принятии и возвращено 9,5% из них (в 2000 г. - 10,5%) <1>.
--------------------------------
<1> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. N 4. С. 18.

Действующий же арбитражный процессуальный закон отказался от проверки предпосылок права на предъявление иска на этапе возбуждения дела, исключив институт отказа в принятии искового заявления, с наличием которого в науке гражданского процессуального права традиционно связывались предпосылки права на иск. В силу ч. 2 ст. 127 АПК РФ судья обязан принять исковое заявление, возбудить производство по делу, если истец выполнил требования закона, предъявляемые к его форме и содержанию, указанные в ст. ст. 125, 126 АПК РФ.
В поддержку этой новеллы в литературе высказано суждение, что наличие института отказа в принятии искового заявления (ст. 107 АПК РФ 1995 г.) позволяло судье фактически во внесудебном порядке предрешать вопрос о праве на обращение в арбитражный суд. И отказ в принятии искового заявления был, таким образом, серьезным препятствием к доступности правосудия <2>.
--------------------------------
<2> См.: Андреева Т.К. Разрешите представить - новый процессуальный кодекс // Эко... 2002. 27 июля.

В то же время прозвучала и осторожная оценка, в частности, отмечалось, что насколько такое новое правовое регулирование, безусловно, интересное с точки зрения доктрины и соответствующее современному пониманию судебной защиты, окажется эффективным и выполнит функции регулятора необоснованных обращений к суду, а также ограничения необоснованных отказов в судебной защите, предстоит дать ответ практике <3>.
--------------------------------
<3> См.: Ярков В.В. Все познается в сравнении // ЭЖ-Юрист. 2003. N 4.

Дана и отрицательная оценка нововведению <4>.
--------------------------------
<4> См.: Решетникова И.В. Перспективы развития гражданского процессуального законодательства // Журнал российского права. 2004. N 11.

На первый взгляд отсутствие процессуального института отказа в принятии заявления и возбуждении дела действительно обеспечивает более свободный доступ к правосудию, но это только на первый взгляд. В этой связи хотелось бы обратить внимание на ряд вопросов, возникающих в судебной практике.
Приняв неподведомственное исковое заявление, соответствующее формальным требованиям, и возбудив производство по делу, судья обязан:
- вынести определение о подготовке дела к судебному разбирательству, в котором указать действия, которые надлежит совершить лицам, участвующим в деле, и сроки их совершения;
- выполнить процессуальные действия, предусмотренные ст. 135 АПК РФ;
- назначить предварительное судебное разбирательство для решения вопросов подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 136 АПК РФ);
- назначить судебное разбирательство, в котором решить спор по существу.
А в итоге всех этих усилий производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ в любом случае подлежит прекращению как не подлежащее рассмотрению в арбитражном суде (как неподведомственное).
Прямого указания на то, в какой же стадии суд вправе принять соответствующее решение по неподведомственному делу, процессуальный закон не содержит. Некоторые судьи прекращали производство по делу при разрешении ходатайств на предварительном судебном заседании, однако практика пересмотра таких определений суда первой инстанции была неоднозначна в разных окружных судах. И только 20 декабря 2006 г. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Постановление N 65) в порядке толкования разъяснил, что прекратить производство по неподведомственному спору возможно на предварительном судебном заседании.
Как видим, решение вопроса о прекращении заведомо неподведомственного суду спора требует много времени и совершения юридических действий. У истца вследствие некомпетентности создается иллюзия включения механизма судебной защиты его прав, возникает неопределенность в спорных материальных правоотношениях, и как результат такого "доступа к правосудию" может быть пропущен срок исковой давности защиты права по иску при обращении в надлежащий суд со всеми неблагоприятными из-за этого последствиями. Вот тут действительно ему будет отказано в судебной защите, и вряд ли мы услышим благодарные слова. Между тем подведомственность является процессуальным юридическим фактом, устанавливается при решении вопроса о принятии заявления, каких-либо разумных оснований для отказа в определении подведомственности конкретного спора тому или иному суду на этой стадии процесса не имеется.
Причем судья не вправе отказать в принятии искового заявления даже при наличии вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного по тождественному иску, а также в случаях, когда в производстве суда уже имеется дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.
Иной подход к делам, возникающим из административных правоотношений. В частности, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 2 июня 2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" (п. 6) разъяснил в порядке толкования: "При поступлении заявления о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, рассмотрение дела о котором не отнесено ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ к подведомственности арбитражного суда, суд выносит определение о возвращении заявления применительно к ч. 1 ст. 129 АПК РФ".
По данному основанию подлежат возвращению исковые заявления, не подсудные данному арбитражному суду. Очевидно, логика здесь в том, что неподведомственное дело не может быть подсудно арбитражному суду. Далее в этом же Постановлении Высший Арбитражный Суд Российской Федерации разъяснил: "В случае установления неподведомственности дела на стадии его рассмотрения суд, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, выносит определение о прекращении производства в арбитражном суде и возвращении протокола об административном правонарушении и прилагаемых к нему документов административному органу".
И гражданское процессуальное законодательство по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, содержит определенные проблемы в регулировании вопроса о доступе к правосудию. В частности, в соответствии с положением п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя (так называемый юридический интерес).
По сути, судье предоставлено право решить вопрос о материальном праве заявителя без рассмотрения дела по существу, что противоречит конституционному праву заявителя на судебную защиту, не отвечает целям правосудия как такового. И такому применению процессуальной нормы дано теоретическое обоснование, ссылаясь на необходимость учета в качестве одного из критериев права на обращение в суд характера интереса, подлежащего защите, и юридического интереса как обязательной предпосылки возбуждения дела <5>.
--------------------------------
<5> См.: Попова Ю.А. Подведомственность как процессуальное средство реализации права на обращение в суд по гражданским делам // Ученые записки Юридического института Краснодарского государственного университета. Краснодар, 2003. Вып. 2. С. 333 - 341; Клепиков М.А. Пределы защиты правовых интересов в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 4. С. 43 - 47; Вильховик А. Юридический интерес как предпосылка доступности судебной защиты // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 12. С. 2 - 7.

С такой позицией можно согласиться, если самим заявителем осознается, что оспариваемый акт не затрагивает его прав и это очевидно из содержания самого заявления, которое подано в суд, к примеру, из желания "добиться справедливости". К тому же заявитель может заблуждаться относительно наличия у него субъективного материального права, для защиты которого он и обратился в суд. Но в любом случае наличие или отсутствие у заявителя этого права и его нарушение оспариваемым актом суд может определить только после рассмотрения дела по существу. В противном случае мы лишаем заявителя права на судебную защиту.
В подтверждение сошлемся на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации. В Определении от 8 июля 2004 г. N 238-О по жалобе гражданина Д.В. Тимонина Конституционный Суд Российской Федерации указал, что оспоренное им положение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ в системной связи с ч. 1 ст. 246 и ч. 1 ст. 251 данного Кодекса не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, поскольку не предполагает отказа в принятии заявления в случае, если заявитель считает, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушаются его права и свободы.
Иное означало бы, что в стадии возбуждения дела, в которой не проводится судебное заседание с участием сторон и решаются вопросы лишь процессуального характера, судья своим постановлением, приобретающим после вступления его в силу обязательный характер, определяет содержание его прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения. Это не согласуется с конституционной природой судопроизводства, в силу которой решение вопросов материального права должно осуществляться в судебном заседании при разрешении дела по существу на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации) <6>.
--------------------------------
<6> Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2005. N 1.

Именно такой подход законодателя в правовом регулировании доступа к правосудию при оспаривании нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан (ч. 1 ст. 251, ч. 1 ст. 254, ч. 1 ст. 259 ГПК РФ).
Однако обращением к суду с соответствующим заявлением и его принятием к производству не исчерпывается право заинтересованного лица на доступ к правосудию. Европейский суд по правам человека в своей практике исходит из того, что оно составляет лишь частный аспект предусмотренного п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на суд, предоставляющего возможность инициировать судебное производство по гражданским делам <7>. Общепризнано, что право на судебную защиту должно включать в себя и право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, принадлежать не только истцу, но и ответчику и другим участникам судебного спора.
--------------------------------
<7> См.: Сальвиа М. де. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 гг. СПб., 2004. С. 285 - 292; п. 34 Постановления Европейского суда по делу "Бурдов против России" // Российская юстиция. 2002. N 7. С. 75.

Доступность правосудия предполагает доступность процессуально-правового механизма, обеспечивающего правильное и своевременное рассмотрение и разрешение спора, а в итоге защиту действительно нарушенного или неправомерно оспариваемого права.
На протяжении всего судопроизводства лица, участвующие в деле, должны иметь реальную возможность воспользоваться всем комплексом процессуальных средств защиты, включая право на обжалование судебного акта <8>.
--------------------------------
<8> См.: Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005. С. 18 - 43; Жукова О.В. Обеспечение доступности правосудия в стадии кассационного производства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 3, 4, 11.

Право на судебную защиту предполагает и защиту от ошибочных решений самого суда, и процессуальное законодательство содержит процессуально-правовые механизмы устранения судебных ошибок, обеспечивает возможность пересмотра дела вышестоящим судом, поскольку отсутствие возможности пересмотра ошибочного судебного акта умаляет и ограничивает право на судебную защиту <9>. Критерием оценки судебной системы должно быть то, насколько эффективно она защищает гражданина. В связи с чем процессуальные средства защиты включают в себя и процессуально-правовой механизм по принудительному исполнению судебных решений.
--------------------------------
<9> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 февраля 1998 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности ст. ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК РФ" // ВКС РФ. 1998. N 4.

Приведенные в статье соображения относительно права на судебную защиту и доступности правосудия в современном процессуальном законодательстве, на наш взгляд, свидетельствуют о необходимости оптимизации самого судебного процесса.