Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Dr.Alban: alegribov.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 309488 зарегистрирован более 1 года назад

Dr.Alban

он же Грибов Алексей Александрович по 29-05-2013
он же alegribov по 28-11-2011
настоящее имя:
Алексей Александрович Грибов
популярность:
20351 место -9↓
рейтинг 756 ?
Портрет заполнен на 93%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 0

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

ОСНОВАНИЯ ЗАЩИТЫ ПРАВА <*> Ю.М....

  04.06.2013 в 14:26   90  

ОСНОВАНИЯ ЗАЩИТЫ ПРАВА <*>

Ю.М. КОЗЛОВА

--------------------------------
<*> Kozlova Yu.M. Grounds for protection of the right.

Козлова Юлия Михайловна, аспирантка кафедры гражданского права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации".

Проблема основания защиты является актуальной не просто в теоретическом плане, ее исследование позволяет определить момент возникновения права на защиту и, кроме того, разработать наиболее эффективные способы защиты не только нарушенного права, но и права, находящегося под угрозой нарушения. На наш взгляд, определения понятия "защита" права страдают некой неполнотой, поскольку не содержат указания на необходимость защиты субъективных гражданских прав и интересов от посягательств, создающих реальную угрозу осуществления прав и исполнения обязанностей. Следовательно, за рамками остаются проблемы защиты от противоправных действий, влекущих возникновение реальной угрозы. Итак, суждение о том, что основанием для применения способов защиты является только сам факт нарушения права, ограничивает само понимание защиты. По мнению автора, наиболее эффективным и действенным механизмом реализации принадлежащего управомоченному лицу субъективного права является создание условий его защиты еще до момента нарушения права, т.е. на стадии возникновения угрозы существующему праву. Поэтому в качестве основания защиты права следует рассматривать не его нарушение, а посягательство на право.

Ключевые слова: право, посягательство на право, нарушение права, защита права.

The problem of grounds for protection is topical not only in theoretical aspect, but the study thereof allows to determine the moment of arising of the right to protection and besides to work out the most efficient means of protection not only of the violated right but also the right being under the threat of violation. The author believes that definitions of the concept "protection" suffer from incompleteness as they do not contain indication of the necessity of protection of subjective civil rights and interests from infringements creating a real threat of execution of rights and performance of duties. Therefore the problems of protection from illegal actions entailing arising of a real threat remain beyond the scope. Thus the opinion that the ground for application of means of protection is only the fact of violation of law limits the understanding of protection itself. In the author's opinion the most efficient and operative mechanism of realization of a subjective right belonging to an empowered person is the creation of conditions for protection thereof before the moment of violation of the right i.e. at the stage of arising of the threat to the existing right. Therefore one should consider the infringement of right instead of violation of right as a ground for protection thereof.

Key words: right, infringement of right, violation of right, protection of right.

Как отметил профессор С.С. Алексеев, социальная среда, в которой возникает и функционирует право, изначально конфликтна, поскольку речь идет о неисчислимом множестве "социальных единиц", зачастую имеющих противоположные устремления, интересы, цели и тенденции развития <1>. Конфликты, возникающие в социальной среде по поводу того или иного блага, зачастую сопровождаются посягательством на право его обладателя. Первостепенной целью любого законодательства является полная и всесторонняя защита установленных законом прав и охраняемых интересов.
--------------------------------
<1> Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 221 - 222.

Возникновение права на защиту обусловлено наступлением определенных законом условий. Таковыми условиями являются юридические факты, именуемые основаниями защиты субъективного гражданского права.
Анализируя действующее законодательство, а также труды цивилистов и, соответственно, данные ими определения понятию "защита права", можно сделать вывод, что данная категория связывается с нарушением права. То есть именно нарушенное право подлежит защите, а факт нарушения является основанием для применения мер защиты. Так, например, Б.Ю. Тихонова под защитой понимает принудительный в отношении обязанного лица способ осуществления нарушенного права в целях его восстановления, т.е. меры, применяемые уже после нарушения права, для его восстановления <2>. На наш взгляд, определения понятия "защита права" страдают некой неполнотой, поскольку не содержат указания на необходимость защиты субъективных гражданских прав и интересов от посягательств, создающих реальную угрозу осуществления прав и исполнения обязанностей. Следовательно, за рамками остаются проблемы защиты от противоправных действий, влекущих возникновение реальной угрозы. Итак, суждение о том, что основанием для применения способов защиты является только сам факт нарушения права, ограничивает само понимание защиты.
--------------------------------
<2> Тихонова Б.Ю. Защита нарушенных гражданских прав. М., 1994. С. 11 - 13.

В цивилистической литературе мнения относительно момента возникновения субъективного права на защиту разделились. Одни авторы полагают, что оно "реализуется лишь при наличии такого факта, как нарушение" <3>. В соответствии с точкой зрения других - в момент нарушения или оспаривания. Причем, согласно мнению вторых, право на защиту реализуется лишь в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения <4>.
--------------------------------
<3> См., например: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав // Государство и право. 1998. N 5. С. 22.
<4> См., например: Гражданское право: Учебник. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. СПб., 1999. Т. 1 С. 281.

Гражданское право оперирует большим количеством оценочных понятий, не нашедших законодательного закрепления их определений. (Однако УК РФ, например, содержит легальное определение преступления как виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного УК РФ под угрозой наказания. При этом понятия "преступление", "посягательство" и "противоправное деяние" законодатель использует как тождественные <5>.)
--------------------------------
<5> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др.; отв. ред. А.И. Рарог. М.: ТК Велби, Проспект, 2004. С. 21.

Следует отметить, что в цивилистической литературе также используются понятия "нарушение права", "правонарушение", а также "посягательство на право". Не вдаваясь в этимологию указанных категорий, отметим их нетождественность.
Правонарушение традиционно определяется как общественно опасное противоправное деяние. Сущностная характеристика понятия "правонарушение" не привлекала должного внимания представителей отечественной цивилистической мысли. В большей степени данная проблема изучена в науке теории государства и права. Тем не менее стоит отметить, что гражданское правонарушение может быть рассмотрено в нескольких аспектах. Г.Ф. Шершеневич определил правонарушение через "недозволенное действие, нарушающее чужое субъективное право причинением имущественного вреда" <6>. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский утверждали, что "под гражданским правонарушением принято понимать не соответствующее закону действие или бездействие, иногда объединенное термином "противоправное поведение" <7>. Понятие "нарушать" означает преступать, не соблюдать, поступать в противность чего; расстраивать, разорять, прерывать <8>.
--------------------------------
<6> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 282.

КонсультантПлюс: примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<7> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 570.
<8> Даль В.И. Иллюстрированный толковый словарь живого великорусского языка. М.: Эксмо, 2008. С. 566.

В теории государства и права понятию "правонарушение" дается следующее определение: "это общественно опасное и виновное поведение деликтоспособного лица, запрещенное в нормативно-правовых актах под угрозой санкций" <9>.
--------------------------------
<9> Теория государства и права: Учебник для вузов / Под ред. М.М. Рассолова, В.О. Лучина, Б.С. Эбзеева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. С. 372.

Традиционно принято выделять следующие признаки правонарушения: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.
Отметим, что такой признак, как противоправность, в гражданском и в уголовном праве имеет несколько разное содержание. Если противоправность в уголовном праве "свидетельствует о том, что лицо, совершившее преступление, нарушило запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме" <10>, то в гражданском праве о противоправности свидетельствует факт причинения вреда.
--------------------------------
<10> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др.; отв. ред. А.И. Рарог. С. 22.

Таким образом, любое посягательство на право, являющееся преступлением с точки зрения уголовного законодательства, будет обладать признаком противоправности; однако не любое гражданско-правовое посягательство является противоправным. Речь идет о посягательствах, имеющих характер угрозы нарушения субъективного права (такие, как, например, непризнание права, оспаривание права), а не о посягательствах с полным составом правонарушения.
Рассмотрим подробнее содержание понятия "посягательство на право". И начнем с этимологии. Словарь русского языка под глаголом "посягать" понимает "покушаться, дергать, умышлять, намеревать или притязать, изъявлять требования, больше в значении корыстного властолюбивого стремления" <11>.
--------------------------------
<11> Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. 2-е изд., испр. и доп. М.: Русский язык, 1984. Т. 3. С. 328.

Посягательство на право есть "действие, создающее реальную угрозу причинения неблагоприятных последствий для управомоченного лица, которые в случае их продолжения могут привести к существенному нарушению либо прекращению этого субъективного права" <12>.
--------------------------------
<12> Качалова Е.Ю. Защита субъективных гражданских прав от посягательств (гражданско-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 7.

Говоря о соотношении понятий "правонарушение" и "посягательство на право" согласно приведенному выше определению, можно сделать вывод, в соответствии с которым основным их отличием выступает факт причинения вреда. Если в случае совершения правонарушения он имеет место, то посягательство на право создает еще и реальную угрозу причинения такого вреда. Таким образом, в отличие от правонарушения и нарушения права, посягательство на него является более широкой правовой категорией по своему содержанию, включающей в себя также намерение воспользоваться чьим-либо правом, притязания в отношении управомоченного лица. Так, Е.Ю. Качалова различает посягательства на субъективное гражданское право, в результате которых причинен существенный имущественный/неимущественный вред, а также посягательства, не повлекшие причинения вреда, однако объективно создающие реальную угрозу ликвидации определенного блага <13>.
--------------------------------
<13> Там же. С. 8.

Проблема основания защиты является актуальной не просто в теоретическом плане, ее исследование позволяет определить момент возникновения права на защиту и, кроме того, разработать наиболее эффективные способы защиты не только нарушенного права, но и права, находящегося под угрозой нарушения. "Объективная реальность такова, что использование механизма защиты субъективного гражданского права только после его нарушения приводит к тому, что на момент принятия судом справедливого решения материальное благо, являющееся предметом защиты, уже утрачено или существенно утратило свои потребительские свойства. Любое промедление при попытке защитить субъективное гражданское право может привести к безвозвратной потере или утрате того или иного имущества" <14>.
--------------------------------
<14> Качалова Е.Ю., Хузмиева М.Б. Посягательство на субъективные гражданские права как основание их защиты // ЮристЪ-Правоведъ. 2007. N 6. С. 36.

Так, М.А. Рожкова, давая определение понятию "защита гражданских прав", указывает на такую ее цель, как пресечение нарушения прав <15>.
--------------------------------
<15> Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М., 2006. С. 29.

О профилактическом значении гражданско-правовой защиты по недопущению нарушений писал и С.А. Тыртычный <16>.
--------------------------------
<16> Тыртычный С.А. Защита имущественных прав собственника по современному российскому законодательству: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 8.

По мнению автора, наиболее эффективным и действенным механизмом реализации принадлежащего управомоченному лицу субъективного права является создание условий его защиты еще до момента нарушения права, т.е. на стадии возникновения угрозы существующему праву. Поэтому в качестве основания защиты права следует рассматривать не его нарушение, а посягательство на право. Моментом же возникновения права на защиту является не момент его нарушения, а момент возникновения реальной угрозы существующему праву. Нарушение же права является основанием наступления гражданско-правовой ответственности, а не возникновения права на защиту. Как отмечалось выше, первая и вторая соотносятся как видовое и родовое понятия.
Таким образом, нарушение права можно рассматривать в качестве основания применения мер защиты лишь постольку, поскольку оно есть основание применения мер гражданско-правовой ответственности, являющейся составной частью защиты права. При этом основания применения мер защиты не исчерпываются одним лишь фактом нарушения права. Так, возмещение убытков есть и способ защиты, осуществляющийся посредством наложения ответственности в результате нарушения права.
Нельзя не согласиться с мнением Ю.Г. Басина: "Ответственность во всех случаях следует за правонарушением, защита же права возможна и до момента его нарушения, если вероятность такого достаточно реальна" <17>.
--------------------------------
<17> Басин Ю.Г. Указ. соч. С. 34.

Наиболее верной и аргументированной представляется позиция Е.Е. Богдановой, в соответствии с которой "гражданские права охраняются до посягательства, после его совершения они подлежат защите. В случае, когда совершено посягательство на субъективное право, право на охрану трансформируется в право на защиту" <18>. При этом под посягательством автор понимает "не предусмотренное законом воздействие на участника гражданского оборота, при котором его субъективное право не признается, оспаривается или нарушается" <19>.
--------------------------------
<18> Богданова Е.Е. Защита от контрагента. Проблемы субъективных гражданских прав и интересов в договорных отношениях. М.: Приор-издат, 2006. С. 16.
<19> Там же. С. 9.

Таким образом, право подлежит защите не только при его нарушении, но и при наступлении иных юридических фактов (таких, как непризнание либо оспаривание права), являющихся наряду с нарушением права иными разновидностями посягательства на него. При этом непризнание и оспаривание права свидетельствуют о реальности угрозы праву. Говоря об угрозе, автор имеет в виду не потенциальную, отдаленно существующую угрозу, а угрозу реальную. Именно критерий реальности угрозы праву и служит основанием для применения мер защиты.
Несмотря на то что законодатель, как правило, связывает защиту права с его нарушением, указывая именно на нарушенное право (например, ст. 304 ГК РФ), управомоченное лицо не лишено возможности применения способов защиты, когда нарушения права еще не произошло. Так, ст. 11 ГК РФ указывает на возможность защиты не только нарушенных, но и оспоренных прав, а ст. 12 ГК РФ в качестве способа защиты предусматривает такой способ, как признание права.
Так, если в случае непризнания права управомоченное лицо само обращается в суд с целью его признания, то в случае оспаривания истцом является лицо, противостоящее управомоченному. Примером непризнания права является ситуация, при которой управомоченное лицо само вынуждено обратиться в суд с целью, например, признания за ним права пользования жилым помещением на том или ином основании. Примером оспаривания - ситуация, при которой в суд обращается лицо, оспаривающее принадлежность права лицу управомоченному, например, в случае предъявления требования о признании ордера на жилое помещение недействительным. По сути, и в случае оспаривания права имеет место его непризнание. Поэтому категория признания более широкая и включает в себя в том числе и оспаривание права. Видимо, поэтому законодатель и допускает лексическую ошибку, предоставляя возможность защиты оспоренных прав, но указывая на такой способ защиты, как признание права.
По мнению автора, оспаривание является активной формой его непризнания и может быть совершено только путем определенных действий, но никак не бездействия. Как справедливо заметила Е.Е. Богданова, наиболее целесообразным было бы включение в ст. 12 ГК РФ наравне с признанием права такого способа защиты, как его подтверждение <20>. То есть в случае посягательства на право в виде его непризнания способом защиты выступает признание данного права, в случае же оспаривания - его подтверждение. Лицо, не признающее либо оспаривающее право, - лицо, в результате притязаний которого в отношении субъективного права происходит посягательство на него. Управомоченное лицо - лицо, осуществляющее то или иное право. Целью и признания, и подтверждения права является установление определенности принадлежности существующего права.
--------------------------------
<20> Там же. С. 39.

Непризнание и оспаривание как виды посягательства на право отличаются от его другого вида - нарушения права. Нарушение права в большинстве случаев представляет собой неправомерное действие и является противоправным. Однако случаи совершения нарушения права путем бездействия либо действий, носящих правомерный характер, также имеют место, но данные случаи скорее являются исключением, чем правилом, в полной мере отражающим сущность и содержание рассматриваемой правовой категории. Итак, посягательство на право, имеющее характер угрозы нарушения (как в виде непризнания, так и в виде оспаривания права), в отличие от посягательства на право с полным составом правонарушения, признаком противоправности не обладает, поскольку факт причинения вреда как таковой отсутствует.
Резюмируя все вышеизложенное, отметим, что необходимость в защите субъективных гражданских прав и восстановлении правового положения лица возникает не только в случае их нарушения, но и в результате действий, объективно создающих реальную опасность нарушения. Поэтому наиболее целесообразным и эффективным для формирования состояния защищенности управомоченного лица следует считать основанием защиты не нарушение права, а посягательство на него, предоставив возможность защиты права еще на стадии формирования реальной угрозы его осуществления. И только в этом случае с полной долей уверенности можно будет сказать о том, что средства защиты направлены не только на защиту существующих гражданских прав, но и на защиту правопорядка в целом.